Жажда внимания, признания и любого проявления одобрения всегда связана с невротическим состоянием и невротическим восприятием. Речь пойдёт об условно здоровом человеке, с некоторыми невротическими расстройствами Владимире Путине.

Человек жаждущий внимания, одновременно очень сильно зависит от этого внимания, человеку кажется, что он очень в этом нуждается и одновременно такой человек очень боится этого внимания лишиться, а лишаясь – переживает бурю не самых приятных эмоций, это и злость, и раздражение, и агрессия, и тревога, и ревность – список можно продолжать долго. Настолько остро переживается ломка отсутствия признания и одобрения со стороны.

Подобное состояние нельзя назвать счастливым. Это состояние всегда тревожное и оно полюсное: состояния эйфории, радости и лёгкости сменяются провалами в тревогу, тоску, печаль или депрессию

Хотеть внимания – это ненормально, точнее, возможно, это и нормально, но к радости и счастью это не ведёт. Испытывать нужду во внимании для человека взрослого – тяжело. Это нормально для ребёнка, которого кормят грудью – испытывать нужду во внимании и заботе. 

Быть может, это нормально лет до трёх, максимум пяти. Дальше, если ребёнок не умеет быть целостным и интересным сам себе – он обречён на поиск интереса к себе на стороне. И буквально обречён на пристрастие к эмоциональным качелям, и автоматически обречён на страдания.

Путин живёт в мире не утоляемой жажды внимания, заботы и одобрения. Ведёт он себя соответствующе : всегда в расчёте на ту выгоду, в которой от людей нуждается. Происходит всё это неосознанно, на автомате – такова оказалась усвоенная модель поведения. Если спросить напрямую, Путин вам скажет, что это не про него, что в этом плане у него всё нормально.

Владимир Путин испытывает нужду и жажду внимания, одобрения и похвалы. Обычно он порядочен, учтив, приятен в комплиментах, умело может нащупать вашу собственную важность и будут умело, очень тонко её подогревать, набивая себе цену, порой весьма изящен и обходителен, умеет красиво говорить, умеет доставить собеседнику удовольствие как словом, так и своими действиями, жестами, всеми возможными средствами демонстрируя своё участие. И всё бы хорошо, только где-то здесь есть небольшой подвох. 

А подвох здесь в том, что всё это происходит небескорыстно, с конкретной целью, а точнее нуждой.

Такой человек нуждается в вашем одобрении, в подпитке собственной важности. И собственное поведение выстраивает соответственно – исключительно из этой нужды. Отыгрывая свою роль, такой человек буквально как в кислороде, нуждается так же и в «аплодисментах» с вашей стороны. 

Что именно является «аплодисментами» для Путина? Ему нужно услышать не только спасибо или увидеть вашу милую одобрительную улыбку, ему хочется более ярких эпитетов, он будет с содроганием ждать от вас благодарных объятий, будет надеяться на ваши добрые слова о себе в кругу знакомых.

Путин испытывает потребность во внимании выраженном любыми способами, важно чтобы этим вниманием ему выражался квант доверия, чтобы он оказался признан и одобрен, если и ни просто так, то хотя бы за что-то. Путин нуждается в положительных комментариях, в похвале того чем занимается, своего внешнего вида.

Ради подобной похвалы Путин готов быть нужным и полезным.

Лучший подарок для невротика – отсутствие рядом того, кто так или иначе тоже страдает неврозом. 

Сколь бы долго вы не общались и как бы вы ни были близки – будьте уверенны, Путин, как невротическая личность вам обязательно однажды выставит приличный счёт. Вы можете быть 20 лет рядом, так может получиться, что вы долгие годы могли быть рядом и так не коснулись ни одной действительно острой темы (как так вышло – это другой хороший вопрос), но как только вы споткнётесь и заденете что-то важное, лишив человека того, в чём он испытывает острую жажду, случайно лишив его своего внимания или привычного одобрения – будьте готовы получить в ответ крупный счёт.

Когда на невротика реагируют хорошо, когда не критикуют, не осуждают, не подвергают сомнениям его выбор и решения – человек ощущает себя комфортно, в безопасности.

Как только такой человек встречается с самой мало-мальской критикой или же с идеями и мнениями, которые не подпитывают его чувство собственной правильности, важности, нужности и особенности, а возможно даже слегка подшатывают ценность валюты, которой невротик расплачивается за внимание, одобрение и заботу – такой человек мгновенно оказывается в переживании отчуждённости, потерянности, ненужности, злости, обиды. Проявляться это может в каждом конкретном случае по-разному. 

Путин может вести себя агрессивно, может начать кричать, брызгать слюной, что-то доказывать, а может хитро пытаться задеть, уязвить и спровоцировать «обидчика» – стараясь победить «противника» и доказать самому себе собственную важность, доказать, что противник ошибался, а значит «я прав» и «со мной всё в порядке». 

Такой образ поведения связан с постоянной борьбой за внимание и признание как в собственных глазах, так и в глазах окружающих. Путин обречён на бесконечное напряжение и жизнь в перманентном стрессе, как бы порой ему не казалась жизнь уютной и приятной.

Даже если на Путина никто не нападает, он сам из раза в раз встаёт в позу защиты или нападения, отстаивая свою психологическую территорию, в страхе потерять свою важность и исключительность. 

Путин всегда специально (но не осознанно) выбирает быть рядом с теми, кто в состоянии подпитывать его подобное поведение и поддерживать статус-кво. И это всегда те, кто готов регулярно отыгрывать свою роль, питать нашего героя важностью, вниманием и заботой. 

Путин сильно привязан и как наркоман тянется к переживаниям ярких эмоций, полюс которых никто никогда контролировать не может: порой это. Эти эмоции бывают приятные и положительные, а бывают наоборот.

Невротическое расстройство Путина связано напрямую с неспособностью испытывать удовлетворение и радость от простых переживаний, лишённых эмоциональной составляющей – такие переживания невротику скучны и неинтересны. 

Невротику Путину интересна драма и для этого он готов лукавить, недоговаривать, ждать, лицемерить, манипулировать, подыгрывать, угождать, обижаться, терпеть, таким образом продолжая свой собственный излюбленный драм. театр.

Театр, в котором главный герой – он, главный режиссёр – он, главный зритель – он, и главный критик тоже он. Да, в таком восприятии много ярких эмоций: много удовольствия и автоматически много страдания. Вот только простой жизни и простому счастью в подобном театре места не остаётся.

Путин иногда вместо открытой агрессии использует другие стратегии, например, стратегии тонкой манипуляции и хитрости. Это стратегии более тихой борьбы с «соперниками», стратегии партизанской войны за внимание. Эмоций здесь кажется меньше, но в действительности они есть и в точности те же, весьма яркие, просто переживаются чуть иначе – подобно чиху «про себя». 

Чих происходит и здесь и сила чиха идентичная громкому чиху во весь рот, но снаружи этого не видно, потому что звук самого чиха чихающим активно подавлялся. Поэтому жажда внимания и одобрения здесь утоляется чуть иначе: она вуалируется под заботу, доброту, самопожертвование.

Невротик, не ощущающий себя полноценно, испытывает потребность во внимании, одобрении и похвале со стороны и нуждается в постоянной подпитке этого.